RussianHalalExpo


      

Just open a Bet365 account today and make a deposit http://abonuscode.co.uk Make a deposit of £10-£200 and then enter the 10-digit bonus code

Итоги опроса, проведенного в рамках проекта «Вместе!» в июне-июле 2019 г

 

Молодежный экстремизм сохраняет ведущие позиции в рейтинге социальных проблем, а потому сохраняет свою актуальность и проблема его профилактики. Между тем экстремизм приобретает все новые и новые формы, а меры, которые принимаются по его профилактике, далеко не всегда оказываются действенными.

Авторы исследования ставили целью определить представления молодежи четырех субъектов СКФО (Чечни, Ингушетии, Дагестана и КБР) о молодежном экстремизме и радикализме, их основных причинах, масштабах распространения и способах предупреждения, определить социальное самочувствие молодежи, состояние их защищенности, раскрыть факторы, влияющие на оценку безопасности в регионах СКФО, выявить отношение к экстремизму и причины, способствующие распространению идеологии терроризма и экстремизма, выявить представления экспертов по вопросам противодействия идеологии терроризма и экстремизма, провести сравнительный анализ мнений различных групп экспертов.

Основными методами исследования стали анкетный опрос и интервью. Методом анкетирования опрошено 2028 молодых респондентов различных этнических, конфессиональных, социально-профессиональных групп от 17 до 30 лет.
Первый блок вопросов был направлен на выяснение познаний молодого поколения о сущности религиозно-политического экстремизма, целях и намерениях религиозно-политических групп экстремистов, причинах его распространения в четырех регионах Северного Кавказа – Чечни, Ингушетии, Дагестана и Кабардино-Балкарии.
Второй блок включал вопросы, требующие выражения своего отношения к экстремизму и радикализму и борьбе с этими явлениями.
К участию в фокус-группах и интервью были привлечены широкий круг специалистов (56 человек), работающих в сфере профилактики и противодействия экстремизму и радикализму.
Задачи исследования:
- выявить мнение молодежи о причинах экстремизма в четырех регионах СКФО;
- определить наиболее активно используемые на Северном Кавказе каналы распространения идеологии терроризма и экстремизма в молодежной среде;
- определить отношение молодежи к проявлениям экстремизма (оценка состояния безопасности, уровня привлекательности идеологии экстремизма в сознании молодежи);
- определить наиболее авторитетные каналы влияния на молодежь в целях ее дерадикализации и патриотического воспитания;
- выявить готовность участия граждан в мероприятиях по противодействию экстремизму и терроризму, в первую очередь его идеологии;
- определить наиболее популярные у молодежи формы и методы работы общественных, государственных и иных организаций по противодействию идеологии терроризма и экстремизма (кому доверяет молодежь).

Представление молодежи четырех субъектов СКФО о сущности экстремизма и причинах его распространения
Результаты исследования показывают, что подавляющее большинство молодежи во всех четырех субъектах СКФО хорошо знает, что означает слово «экстремизм». Как и в предыдущие годы в массовом общественном сознании экстремизм сохраняет однозначную отрицательную оценку, почти половина участников массового опроса определяют экстремизм через исключительно негативные оценочные суждения (противозаконные действия, крайняя нетерпимость, радикальная аппозиция).
Больше половины ответивших связали распространение экстремизма с причинами социально-политического характера: социальное неравенство, необходимость выживания на рынке труда, низкий авторитет правоохранительных органов, снижение уровня национальных культур, влияние СМИ.
Четверть опрашиваемых во всех четырех субъектах подчеркнули, что экстремизм является следствием социального неравенства и роста коррупции. В сравнении с прошлым годом эта цифра изрядно увеличилась, что, в свою очередь, может указывать на низкую степень доверия к власти со стороны молодежи и общества в целом. Также немалое количество (40,7% в Чечне, 28,3% в КБР и 24% в Ингушетии) связывают распространение экстремизма с качеством образования. Среди опрошенных большой процент тех, кто среди основных причин выделил и деструктивное влияние СМИ - 36% респондентов в Ингушетии, 17,7 % в КБР, 17,2% в Чечне, 16,2 % в Дагестане. Кстати, в прошлом году 29,1% участников онлайн-опроса среди основных причин также выделили деструктивное влияние СМИ.
При этом можно отметить, что на протяжении ряда лет в анкетах повторяется следующая особенность: несмотря на то, что данный вопрос позволял и собственный вариант ответа, немногие респонденты воспользовались этой возможностью, в основном выбирая одну из предложенных причин распространения экстремизма в молодежной среде. И в этом году лишь 2% респондентов выбрали вариант «другое», назвав причиной распространения экстремизма религию.
Больше половины респондентов из Чечни (66,2%) и четверть опрошенных из Ингушетии связывают вовлечение и участие молодежи в экстремистских группах с идеологической обработкой молодых умов. Отметим, что в Чечне эта тенденция сохраняется на протяжении последних лет – в сравнении с прошлым годом 41%.
А вот 33,8 % опрошенных из Дагестана и 31% из КБР полагают, что вовлечение и участие молодежи в экстремистские группы происходит по социально-экономическим причинам. Кстати, социально-экономические причины вовлечения молодежи в экстремистские группы и течения отмечали в интервью и наши эксперты. Согласно полученным данным, подавляющее большинство респондентов указали в качестве основной причины высокий уровень безработицы в молодежной среде, отсутствие рабочих мест.
Среди основных причин, вызывающих вовлечение молодежи в экстремистские группы, респонденты также назвали: личную незрелость индивида, изменение ценностных ориентаций молодежи, психическое расстройство.
Эксперты же все чаще говорили о доступе радикальных религиозных организаций к широкой молодежной аудитории в Интернете. (Социальные сети, в которых нынче все «зависают», стали транспортным коридором вербовщиков, по которому они доносят нужную информацию, заманивая в свои ряды различными сказками (КБР); Свободный доступ к сайтам с экстремистским контентом и призывами к насилию, лозунгами о том, что необходимо вмешаться в ситуацию, поехать в Сирию, совершать гос. перевороты и т.д. На таких сайтах идет «промывка мозгов» молодежи. Считаю, что доступ к ним надо закрыть (Чечня)).
В целом, можно отметить, несмотря на то, что респондентами были указаны основные причины, которые лежат в основе общества и его различных сфер жизнедеятельности, главной причиной распространения экстремизма респонденты видят и в самих жертвах экстремистской идеологии: их воспитании, образовании, окружении. Таким образом, социальные причины в представлении молодежи СКФО относительно причин распространения экстремизма в молодежной среде, являются основными. Они весьма разнообразны и отражают в целом основные проблемные, болевые точки общества, существующие на сегодняшний день. Работа в данном направлении может стать эффективной только при условии проведения систематического мониторинга в молодежной среде, с целью постоянного контроля за динамикой и масштабами распространения данного явления в регионах СКФО.
В сравнении с предыдущим годом, в текущем году в ЧР (46,4%), КБР (41,5%), РД (41,8%), РИ (38,2%) респондентами предлагается комплекс мер более радикального характера, допускающие ужесточение уголовной ответственности за экстремизм, недопущение создания и функционирования новых религиозных течений и национальных объединений, тотальную цензуру в борьбе с экстремизмом.
Как и в прошлом году некоторые участники фокус-групп из Дагестана говорили об ужесточении наказания за экстремизм, как эффективном способе борьбы с экстремистскими проявлениями в молодежной среде, причем отмечали об ужесточении наказания не только по отношению к самому виновному, но и его близких родственников
В ответах на вопрос: «Что такое, по вашему мнению, религиозный экстремизм?» мнения респондентов достаточно однозначны. Как и в прошлом году, лидирует мнение, что это наиболее сложная социально-политическая проблема современного российского общества, связанная с проявлениями крайней степени религиозной нетерпимости, которая оказывает дестабилизирующее влияние на социально-политическую обстановку в стране - в Чечне (34,4%), КБР (32,2%) и Дагестане (45,4%). По сравнению с прошлым годом, в Дагестане и КБР увеличилось количество респондентов, считающих, что религиозный экстремизм – это «справедливая война». Если в прошлом году 0 % респондентов в Дагестане и 9% в КБР согласились с этим мнением, то в этом году 14,6% в Дагестане и 14,2% в КБР. Также не может не насторожить тот факт, что во всех республиках возросло число тех, кто в ответах на этот вопрос выбрал «другое», но пояснить, что они имели ввиду не смогли. В Чечне и Ингушетии картина в сравнении с прошлым годом изменилась лишь незначительно – 10% в Ингушетии и 7% в Чечне. Такое положение дел, возможно, связано с тем, что в этих двух исследуемых республиках проводится большая профилактическая работа в молодежной среде, что, безусловно, оказывает достаточно сильное влияние на саму молодежь. В обсуждении этого вопроса наши эксперты призвали широкую общественность обратить особое внимание на необходимость более тщательного семейного, религиозного, идеологического воспитания.
Отвечая на вопрос: «Как Вы относитесь к действиям представителей религиозных экстремистских организаций?», больше половины респондентов в четырех регионах СКФО отметили, что «осуждают» или «скорее осуждают» подобные действия. Однако при этом 22,6% респондентов в Дагестане высказались в поддержку позиций экстремистки настроенных организаций. Этот факт требует пристального внимания, поскольку с каждым годом число тех, кто осуждает действия религиозных экстремистов становится меньше.
Некоторые эксперты Дагестана связывают данное явление с неэффективной государственной политикой в сфере противодействия экстремизму среди молодежи, недостаточным духовно-нравственным воспитанием в семье, в школе, неопределенностью жизненной позиции респондентов. Такое умонастроение молодежи вызывает тревогу и делает вопросы профилактики первостепенными и неотложными, отмечают эксперты. (Сегодня участие в религиозных организациях становится модным явлением, но при этом у молодежи отсутствуют полноценные знания о религии. Многие молодые люди становятся жертвами различных деструктивных течений, потому что не обладают необходимой информацией о религиях. И при отсутствии этой религиозной грамотности у молодежи религия превращается в удобную маскировку неблаговидных целей (Дагестан)).
Большинство участников массового опроса из Чечни (62,1%), Ингушетии (57,4%) и КБР (42,2%) выразили готовность участвовать в деятельности по профилактике экстремизма и радикализма в рамках просветительских, организационных, досуговых мероприятий. В сравнении с прошлым годом эта цифра значительно увеличилась в Чечне (2018 г. – 47%) и в Ингушетии (39%). В сравнении с предыдущими годами, значительно сократилось количество тех, кто готов участвовать в профилактике экстремизма и радикализма в Дагестане – 27,8% (в 2018 году – 98%!), также здесь большое количество тех, кто затруднился с ответом - 24,4% (в 2018 г. – 1%). С чем могут быть связаны данные показатели, почему молодежь Дагестана потеряла уверенность в своей возможности повлиять на происходящее? Некоторые эксперты отмечают, что определенная часть респондентов, возможно, имеет потенциал недовольства, связанного с фактическим социальным неравенством, что может способствовать появлению и активизации экстремистских проявлений.
Что касается участников фокус-групп, то здесь среди экспертов в различных субъектах мнения разошлись. В Чечне, например, каждый второй участник фокус-группы говорил о своей неготовности участия в профилактических мероприятиях. (Нет. Считаю, что говорить, просвещать и организовывать - недостаточные меры. Постоянные беседы в группах, на лекциях могут привести к обратному эффекту. Ведь те, кто вербует, работает с каждым индивидуально. Нужна занятость молодежи, их трудоустройство. Тогда у них будут реальные цели, стимул жить в своем селе, городе, иметь семью и заботиться о своих родителях. / Учитывая то, что это очень серьезный вопрос перевоспитания сложно-воспитуемых лиц представителей молодежной среды, думаю нет, не готов. Но в сфере защиты прав и подготовки заявлений помогаю и буду дальше также помогать. / Считаю, что этим должны заниматься специалисты, если это беседы, тренинги, пусть это будут психологи, а не те, кто считают себя «специалистами», начитавшись пару лекций в Интернете. / … одни разговоры мало влияют на молодежь, нужны инструменты государственной поддержки, чтобы вызывать доверие, и чтобы можно было дать им гарантии и указать на реальные перспективы в улучшении их жизни. Многочисленные исследования показывают, что самое важное для людей - это финансовая стабильность и уверенность в завтрашнем дне. Обеспечить им это и желающих променять благополучие на экстремизм уже трудно будет найти).
По мнению экспертов из Чечни, прежде всего, повышение социальной защищённости молодёжи и увеличение возможностей трудоустройства молодых специалистов позволит снизить опасность экстремизма, вызванного низким заработком или безработицей.
А вот в Дагестане, Ингушетии и Кабардино-Балкарии эксперты готовы участвовать в деятельности по профилактике экстремизма и радикализма в рамках просветительских, организационных, досуговых мероприятий и участие молодежи в противодействии идеологии экстремизма и радикализма им видится через активизацию гражданской позиции, открытых дискуссий, переговорного процесса, гражданского контроля. По мнению экспертов, развитие этих институтов будет создавать более широкую социальную базу противодействия, позволит расширять спектр возможностей для инициатив, направленных против террористических проявлений.

Оценка состояния безопасности в регионах

Угроза террористических актов в регионах в целом беспокоит респондентов, но более значимыми представляются, как и в прошлом году, социальные проблемы, в числе самых острых: безработица, качество образования, социальное неравенство, коррупция.

Большинство экспертов считают самыми актуальными проблемами отсутствие рабочих мест, разрыв в доходах между бедными и богатыми, коррупцию: (Если перечислить основные причины, то к ним можно отнести: социальная несправедливость, отсутствие реальной занятости, возможность использования имеющихся условий в реальной жизни, отсутствие доверия к власти. Можно вкратце назвать подобное существование «жизнью в золотой клетке», где за молодого человека уже все решено, и он лишен не только права выбора, но и права действия. (Чечня)); (Рост безработицы среди молодёжи, социальное неравенство, доступ в интернет сети, разные религиозные течения, которые ведут обработку молодых умов (Ингушетия); (Создавайте рабочие места и проблем не будет. Занятая молодежь с достойной зарплатой – проблема экстремизма ликвидируется сама собой (КБР)).

Среди других причин эксперты также выделили попытки копирования по различным направлениям деятельности всеми структурами, включая институты гражданского общества, старых форм идеологической работы, уже не оказывающих эффективного положительного воздействия на молодежь; нарушение коммуникации или трансформация общения под влиянием Интернета.

Ожидания респондентов массового опроса в отношении того, кто может противодействовать радикальным взглядам, идеологии экстремизма и терроризма в четырех регионах в основном, как и в прошлом году, связывались с самим населением и правоохранительными органами.
В наибольшей степени решение проблем экстремизма, по мнению опрошенных, зависит от населения в целом; чуть меньше респондентов посчитали, что решение проблем экстремизма должно осуществляться федеральными властями и правоохранительными органами; далее по степени важности, опрошенные возложили ответственность на местные (муниципальные) или региональные власти. Еще меньше опрошенных отметили вариант «от меня самого».
Анализируя ответы на данный вопрос, можно отметить, что молодежь снимает с себя ответственность за решение проблем экстремизма, и полагается в большей степени на правоохранительные органы и население в целом.
Эксперты также единодушны в том, что решение проблем экстремизма зависит от правоохранительных органов и представителей власти. Однако особую роль в противодействии религиозно-политическому экстремизму эксперты из Ингушетии отводят религиозным наставникам и духовным лицам. По мнению экспертов, роль религиозных организаций заключается в открытом выражении осуждения насилия с точки зрения религиозных ценностей, в готовности к уважительному диалогу с другими конфессиями, в повышении своего реального авторитета среди обычных людей.
Эксперты из КБР видят широкие потенциальные возможности участия общественных организаций в мероприятиях по идеологическому противодействию терроризму. Смысл поощрения развития общественных организаций с любыми социально значимыми целями, включая, цели противодействия идеологии терроризма видится в том, что тем самым создается альтернатива для реализации общественной, особенно молодежной энергии в цивилизованных формах.

Вовлеченность молодежи четырех регионов СКФО в экстремистскую деятельность
Отношение респондентов к проблематике, отражающей различные аспекты межнациональных отношений, неоднородно. Более половина отпрошенных во всех четырех регионах ни разу не подвергались к дискриминации по религиозному признаку. 8,8 % в Чечне, 13% в Ингушетии, 10 % в КБР, 20% в Дагестане хотя бы однажды подвергались дискриминации.
В исследовании ставилась задача выяснения отношения опрашиваемых к национальности и вере, и какую роль она играет при общении с людьми. Ответы респондентов по данному вопросу распределились в следующем порядке: национальность не играет роли при общении у 77,4 % в Ингушетии, 71,5 % в Чечне, 64,2 % в КБР и 58% респондентов в Дагестане. Однако, по сравнению с прошлым годом, сократилось число тех, кто не испытывает неприязнь к исповедующим ту или иную веру в Дагестане (2018 г. - 97%). Результаты проведенного социологического опроса указывают на необходимость проведения системной работы по формированию у молодежи данного субъекта общечеловеческих ценностей, толерантного сознания и поведения.
Большинство экспертов полагают, что в их регионах проявления экстремизма стало меньше, эта угроза уступает по значимости таким острым социальным проблемам как безработица, коррупция, разрыв в доходах между бедными и богатыми.
Участники массового опроса на вопрос «Как бы Вы оценили частоту проявления экстремизма в Вашей республике за последние 2-3 года?» ответили, что проявление экстремизма в молодежной среде стало значительно меньше – Чечня (77,8%), Ингушетия (58%), Дагестан (50,2%), КБР (47,6%). Что проявлений экстремизма в молодежной среде за последние 2-3 года стало значительно больше считают: в Ингушетии - 6%, в Чечне - 9,8% респондентов, в КБР - 25%, а в Дагестане - 25,5%.

Анализ данных анкетирования показывает, что, по мнению опрошенных, вовлеченность молодежи четырех регионов СКФО в экстремистскую деятельность достаточно слабая. Большинство респондентов не участвовали в конфликтах, не сталкивались с экстремизмом в повседневной жизни.

ВЫВОДЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ

1. Вопрос распространения идеологий экстремистского толка является одним из очень значимых для молодежи СКФО. Такой вывод можно сделать исходя из полученных результатов проведенного мониторинга. Абсолютное большинство участников опроса негативно относятся к экстремизму, заявляя, что они не поддерживают либо даже не сочувствуют экстремистским идеям. Около 90% участников исследования выражает резкое неприятие таких взглядов. Другим важным обстоятельством, на которое стоит обратить внимание, является численность тех, кто в рамках опроса признается в сочувствии экстремистским идеям. Доля такой группы по статистическим параметрам очень мала, но выявляется небольшая группа людей, которые потенциально разделяют экстремистские идеи и не стесняются об этом говорить. Очевидно, что в данном случае существует особая необходимость реализации комплексных профилактических мероприятий.
2. Вопрос профилактики распространения идей экстремизма и противодействия распространению терроризма является очень важным для опрошенных. Респонденты, а также эксперты подчеркивают, что с их точки зрения основные причины, по которым пополняются ряды экстремистских группировок, являются социальные факторы, такие, как бедность, низкий уровень жизни, безделье, отсутствие занятости и мотивации, возможности социализироваться. По мнению опрошенных, именно социальная неустроенность толкает людей в группы экстремистов, создает благодатную почву для вербовщиков таких противозаконных групп, подталкивает людей к поиску ответов на вопрос о своей социальной неустроенности. Очевидной представляется взаимосвязь роста, либо снижения популярности экстремистских идей с уровнем материального благосостояния граждан, степени благополучия общества. В текущих непростых экономических условиях общество ожидает, что инициатива по решению проблем, связанных с экстремизмом и радикализмом, будет исходить институтов власти и органов управления.

3. Профилактика экстремизма и его крайней формы – терроризма тесно связана с вопросом межэтнических и межконфессиональных отношений. Укрепление уровня доверительных отношений между гражданами, отход от
демонстративной этнической, либо религиозной самоидентификации является очень важным условием урегулирования конфликтов и, следовательно, служит предотвращением экстремистских проявлений. Существенная роль при этом, как представляется, может быть возложена на районных и дворовых активистов, общественные объединения и организации. Появление сильных местных сообществ является путем к гармонизации отношений и профилактике экстремизма. Другим вопросом является ситуация, когда население не хочет, либо не готово подключаться к подобной деятельности. Абсолютное большинство респондентов полагает, что обеспечение безопасности граждан и борьба с экстремизмом - это дело, прежде всего, власти и силовых структур. Таким образом, респонденты склонны делегировать функции противодействия экстремизму и терроризму на институты безопасности и органы власти, демонстрируя невысокий уровень личной готовности участвовать в подобных мероприятиях на местном, районном уровне. Очевидно, что в настоящее время сложилась ситуация, когда общество понимает опасность экстремизма и следующего вместе с ним терроризма, однако предпринимать личные инициативы в целом не готово.

4.Участники исследования обращают особое внимание на необходимость профилактики экстремизма в молодежной среде, в частности, в школах, средних и высших учебных заведениях. Эксперты отмечают недостаточность данной работы в настоящее время. В то же время возникает вопрос о том, кто должен проводить такую работу в условиях, когда преподаватель, учитель для многих не является авторитетом и лидером, носителем значимого мнения. Важную роль в данном вопросе могут и должны играть общественные организации, молодежные клубы по интересам, религиозные активисты традиционных конфессий. В то же время, многим общественным инициативам сложно реализовываться из-за технических проблем (отсутствие помещения, организаторов и т.д.). Очень слабой в настоящее время является также система летнего детского отдыха, когда большинство подростков предоставлены сами себе и легко могут попасть под влияние вербовки экстремистов.
Тема вербовки в целом является одной из важнейших, так как интернет-пространство создало весьма благоприятные условия для такой работы. Противодействие вербовке в социальных сетях, мониторинг ее проявлений является очень важным направлением работы. Очевидно, что особое место должны занимать действия правоохранительных органов, однако, роль местного сообщества, семьи, друзей также очень значима по недопущению экстремистских проявлений. Именно мобилизация общественных ресурсов, пропаганда здорового образа жизни, хорошего уровня образования, семейных и религиозных ценностей, должна стать одним из значимых факторов противодействия распространению деструктивных идеологий экстремистского толка и противостоять вербовке молодежи в запрещённые законом группы.